Александр Белоконь - о решении подаваться на грант, об учебе и социализации, об отсутствии научного снобизма в Кембридже

Александр Белоконь - о решении подаваться на грант, об учебе и социализации, об отсутствии научного снобизма в Кембридже
16 декабря 2020

Фонд развития теоретической физики и математики «Базис» поддерживает российских ученых-теоретиков на всех этапах их карьеры. В частности, в рамках специальной программы с физическим и механико-математическим факультетами МГУ фонд поддерживает обучение студентов в кембриджской магистратуре.

Александр Белоконь окончил физический факультет МГУ (кафедра астрофизики и звёздной астрономии) и поступил по гранту фонда «БАЗИС» в Кембридж в 2020 году. Сейчас он учится по годовой программе Mathematics and Theoretical Physics Part III (2020/2021).

«Знания нужно применять, а не коллекционировать, и без практики в голове они не осядут», - этой цитатой Александра можно охарактеризовать учебу в Кембридже. Александр поделился с нами некоторыми интересными наблюдениями о получении образования за рубежом.

Из каких этапов складывалось решение подать заявку на грант и что Вы думали о программе?

Об этой программе я услышал ещё на 4-м курсе от Юры Радковского, моего одногруппника по кафедре космологии. Но тогда я мало интересовался учёбой за границей и даже не представлял, что это всё организовано прямо у нас на факультете. Ещё пару раз видел постеры на факультете на 5-м курсе, но и тогда тоже не придавал этому никакого значения. Даже на 6-м курсе я пропустил предварительный дедлайн на подачу заявки в иностранные фонды на софинансирование (это где-то середина декабря), потому что в тот момент ни о чём, кроме диплома и сессии, не думал.

Действительно трудно перебороть это ощущение «а почему именно ты» или «там такая конкуренция». Момент, когда я твёрдо решил подать, – это где-то конец 20-х чисел января, то есть чуть менее, чем за 3 недели до окончательного дедлайна в Кембридже. К счастью, к тому моменту мне удалось найти двух рефери для отправки рекомендательных писем (на мой взгляд, самый сложный этап любой подачи).

Чтобы понять, почему я решил подать, надо немного знать о моей учебной истории. Я был студентом ГАИШ, но на 3-м курсе заинтересовался тематикой кафедры космологии и решил начать ходить на их спецкурсы. На 4-м курсе и уже до выпуска я учился полностью по индивидуальному плану, беря спецкурсы в основном именно этой кафедры (у меня был только один курс не от кафедры космологии – курс Пименова А.Б. «Континуальный интеграл» кафедры теоретической физики – очень рекомендую, великолепный преподаватель). Однако всё же полный учебный план кафедры мне реализовать не удалось, и у меня не было многих важных курсов, таких, например, как Общая теория относительности. Заниматься наукой (на том уровне, на котором студент может ею заниматься) мне это несильно мешало (уравнения Эйнштейна выводить умел), потому что математический аппарат в общем-то был наработан, но целостной гармоничной картины как-то не сложилось. Целостная картина – это когда ты можешь сам прочитать какой-либо курс, начиная с самых общих принципов и заканчивая приложениями теории. Вот на таком уровне у меня представления не было. И когда я увидел, что эти и многие другие курсы представлены в программе Кембриджа, я подумал, что попробовать стоит.

Расскажите об опыте обучения в англоязычной среде

Надо чётко разделять академический английский, который у любого студента физфака старших курсов, планирующего идти дальше «по физике», есть на достаточно высоком уровне, и английский повседневный. Ещё на 5-м курсе я ездил на летнюю школу в Италию, и там отметил для себя, что у меня был самый слабый английский из всех (к моему оправданию, я был там самым молодым), с кем приходилось общаться. Здесь по приезде у меня был очень сильный барьер, а именно, ты постоянно прокручиваешь в голове фразы прежде, чем их озвучить, обычно молчишь в беседах в компаниях и чувствуешь себя из-за этого очень некомфортно. Это нужно перебороть, лечится практикой и ничем больше. Понимание также очень сильно зависит от говорящих. Я решил, что моё ухо больше «заточено» на американский акцент. Всех американцев понимаю практически без затруднений. То же касается студентов из Европы и испаноязычных стран. Хуже всего я понимаю южно-английский диалект, а также иногда тяжело даются беседы с канадцами и индусами. До приезда в Англию я, конечно, знал об этих особенностях, но не думал, что ты действительно можешь не распознавать слов, которые знаешь, но которые были произнесены на незнакомом диалекте.

Для себя я сделал вывод, что у русских такая проблема от того, что наша культура достаточно самодостаточна в пределах русского языка (мы дублируем фильмы, слушаем свои песни, смотрим свой Ютуб), поэтому у рядового гражданина стимулов учить английский не так уж и много. Что не скажешь о европейцах или, например, тех же индусах. Про дубляж фильмов они не слышали вообще и очень ему удивляются. У них с пелёнок всё на английском, а также с большой долей вероятности многие европейцы с 1-го курса бакалавриата учатся тоже на английском, потому что там очень много приезжих студентов, и так далее. Соответственно, они чувствуют себя увереннее в англоязычной среде. Я просто говорю, что к этому надо быть готовым, первое время может быть очень тяжело. Главное, не замыкаться, смириться с непониманием и больше общаться (я уже умею по двум-трём словам понимать смысл предложения).

Отмечу, что результаты языкового экзамена не говорят вообще ни о чём. Я сдавал Тоефл, в котором 4 секции, соответственно, слушание, говорение, чтение и письмо. По первым двум у меня вышел уровень upper-intermediate, по вторым двум – advanced (наивысший из возможных для не носителей). Однако это академический английский. Думаю, стоит почитать впечатления других участников программы для полноты картины.

Поделитесь наблюдениями по быту: кампус, инфраструктура, общежитие, коммуникация

Уникальны предлагаемый уровень социализации и университетская инфраструктура. Я считаю очень неправильным, когда студентов селят по факультетам. Это мешает знакомству с новыми людьми, особенно когда факультеты преимущественно женские или мужские. Общение физика и археолога или юриста и востоковеда на самом деле очень сильно помогает разгрузиться и отдохнуть. У меня в колледже на этаж выше живёт парень с моей программы – так мы при каждой встрече начинаем обсуждать, как же нам тяжело и непонятно или как решить ту или иную задачу. Когда у людей разные проблемы, они о них не говорят, и это освобождает от эмоционального давления и позволяет насладиться общением на отстранённые темы. Слушаешь, чем занимаются другие люди, как устроена другая наука или что происходит в мире и других странах.

Чтобы было понимание: колледж – это некая смесь общежития, профкома с его культурными мероприятиями и учебной части (которая подответственна общей университетской) на одной территории. К сожалению, университетскую атмосферу я не прочувствовал, потому что сейчас ( прим. ред. – это время пандемии 2020 г.) здесь всё онлайн, закрыто и социально-дистанцированно, что не благоприятствует погружению в знаменитую оксбриджскую студенческую тусовку, о которой я начитался и наслушался от предыдущих участников программы. Однако я очень сдружился с ребятами из своего блока и некоторыми людьми с футбола, в который мы играем. Вечерами мы с ними собираемся у кого-нибудь и делаем каждый свои дела при гирляндах и тихой фоновой музыке. Так что пандемия пандемией, а дружить никто не мешает.

Университетская инфраструктура, конечно же, приятно удивила. Здесь если читаешь электронную почту – нет ни единого шанса пропустить что-нибудь важное. На физфаке у меня всегда было так, что проходило какое-то мероприятие, а я на него не пришёл, потому что не увидел объявление, которое было где-то там внизу на доске в холле перед ЦФА.

Кроме того, нова для меня была система наставничества (tutoring). Опять же, это очень сильно зависит от конкретного наставника, да и студенты всё равно живут сами по себе по большей части, но в целом, знание того, что можно к кому-то обратиться, как минимум успокаивает. Когда я был на самоизоляции, и у меня закончилась вода в комнате, я написал своему наставнику, и он на следующий день принёс мне 6 бутылок воды и бутылку английского пива со словами, что в баре при встрече верну. Он же мне помог решить проблемы с переводом денег колледжу, а также дал контакт медсестры, когда я ему сказал, что страдаю от ужасной бессонницы, которая очень сильно мне мешает учиться. В общем, первокурсникам физфака такой человек бы точно не помешал (хотя некий аналог этого у нас всё-таки есть – это старшекурсники-активисты, которые водят студентов на «посвяты» и потом консультируют их по учёбе и студенческой жизни). Так же есть директор по учёбе от колледжа (director of studies, DoS), который следит за твоей успеваемостью, но лично я с ним почти не контактировал, а также кафедральный наставник (departmental contact), который делает почти то же, только уже от факультета.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Учеба в Кембридже: что нового и уникального для выпускника физфака (мехмата)?

Самое главное достоинство Кембриджа – это система листков, на каком направлении ты бы ни учился. На физфаке (за исключением кафедры космологии и некоторых других сильных кафедр) самая распространённая практика к старшим курсам – это когда ты занимаешься своими делами, а потом месяц в сессию за это отдуваешься. Здесь по каждому предмету даётся 4 листка с задачами на триместр (обычно по 10 - 12 задач), примерно раз в две недели, за которые ты, как предполагается, должен их решить. Если ты не решаешь задачи, ты не понимаешь ничего. После этого аспирантами проводится семинар, на котором с разной степенью успешности объясняется, как решать задачи, или по крайней мере накидываются идеи, а потом через пару дней выкладываются подробные решения задач, по которым можно разобрать пробелы.

Здесь не бывает ситуации, что тебе надо решить то, что не было рассказано. Объяснять могут плохо, и более того, это не настолько редкая ситуация, но при желании в учебных материалах можно найти всё необходимое. Программа в этом смысле очень продумана. На физфаке такая система организована на первых курсах по общей физике и математике (знаменитые МРЗ), что благоприятствует обучению. К старшим курсам этого обычно уже нет. Наиболее близкая система подготовки у кафедры космологии, однако ей не хватает последнего элемента – а именно, разобранных решений листков. Предполагается, что на семинаре студенты показывают свои решения, а аспиранты им помогают. На практике это выглядит совсем не так. Семинары, как правило, становятся вещью в себе: для тех, кто решил, они не нужны, а тем, кто не решил, на них ничего не понятно. Из-за этого пробелы в знаниях умножаются и возводятся в степень, перерастая в общее непонимание. Добавление буквально одного такого элемента решило бы много проблем студентов. В ГАИШ на спецкурсах, которые я посещал, практически никогда вообще не было задач. Знания нужно применять, а не коллекционировать, и без практики в голове они не осядут.

Вы упоминали об отсутствии «научного снобизма» в Кембридже

Да, очень важный факт: здесь всячески подавляется научный снобизм. Во-первых, факультет поощряет создание учебных групп (это на любителя, но лично я из обсуждений иногда что-то полезное для себя извлекаю), где студенты сами собираются решать что-то вместе и помогать друг другу. Во-вторых, буквально на днях случилась очень показательная история. Здесь каждый триместр организуются кафедральные семинары (не обычные учебные, а конференции, где студенты могут выступить с докладами). Я тоже буду выступать на днях с темой своего диплома. Организаторы этого мероприятия, прочитав темы докладов, написали всем выступающим письмо, суть которого в следующем: семинары проводятся для того, чтобы вы, занимаясь какой-то узкой тематикой, могли объяснить её так, чтобы вас понял другой физик, который в этой области не работает . Предполагается, что с одинаковым бэкграундом последние наработки должны быть доступны в среднем всему научному сообществу, занимающемуся схожей темой. Так же организаторы призывали « не выступать для самих себя, чтобы показать, какие вы умные, а сделать так, чтобы вас поняли ваши коллеги » (практически дословный перевод отрывка). Я бы очень хотел, чтобы эта культура прививалась ещё в студенческие годы всем будущим физикам.

Подытожьте Ваши наблюдения про программу и мотивацию учиться в Кембридже, кому, на Ваш взгляд, «дорога сюда»?

Самое главное: прежде, чем подаваться на эту программу, нужно твёрдо знать, зачем сюда едешь. Рассуждения в стиле «хочу поучиться заграницей» я бы сюда не применял: программа агрессивная, тяжёлая и очень быстрая. Без должной мотивации справляться со всем этим очень трудно. На фоне других студентов Кембриджа мы очень сильно выделяемся по нагрузке.

Также не забывайте, что это факультет математики, поэтому все курсы чрезвычайно математизированы. Как пример, общая теория относительности здесь – это по сути введение в дифференциальную геометрию. Из самой ОТО представлены только лагранжев формализм, линеаризованная теория и физика гравитационных волн. ОТО в сильных полях будет преподаваться на курсе Чёрные дыры, хотя я уверен, что и там будет одна геометрия. В КТП чрезвычайно большое внимание уделяется группам и алгебрам Ли в теории поля и их представлениям (очень правильно на мой взгляд). В целом, из 24 лекций по квантовой теории поля в сумме где-то 6 лекций были только по симметриям. Курс космологии здесь значительно короче (по сравнению с физфаком), но основные моменты достаточно подробно и хорошо представлены. На кафедре космологии курсы «Введение в теорию ранней Вселенной» и «Введение в теорию неоднородной Вселенной» освещают много самых современных наработок, но требуют высокой подготовки с самого начала. Например, во втором семестре курса «ранней Вселенной» мы больше месяца разбирали различные топологические дефекты, которые, вообще-то говоря, были одной из причин создания теории инфляции. Здесь об этом лишь вскользь упомянули. Так же очень высоко хочу оценить курсы Демидова С.В. по физике и феноменологии частиц. Они помогли мне осознать многие аспекты теории групп и симметрий.

Экспериментаторам сюда точно не стоит ехать. Однако однозначно надо подаваться тем, кто хочет заниматься математической или теоретической физикой.